Все сказки про «Жирафика Галю» и его друзей

Сказка про Жирафика Галю №1

Не надо злиться.

1

Жил-был Жирафик Галя. И он очень любил играть в прятки. Он любил, а с ним — не очень. Потому что каждый раз, когда Жирафик Галя садился водить, во время счета засыпал и, например, Заяц Понч и Пёсик Миклуша могли часами сидеть и ждать, пока Галя начнет их искать. А когда Галя сам прятался — он все время начинал хохотать, чем себя выдавал и расстраивался, что его быстро находят.
Давай поиграем в прятки? — предложил Галя Муравью Федору.
— Опять ведь уснешь, — с недоверием сказал Федор.
Нет-нет, что ты, — заверил Галя и глаза его стали чуть влажными. С ним так давно никто не играл в прятки.
-Тогда ты водишь, — сказал Муравей.
-Ура!!! — закричал Галя, уселся поудобнее и начал считать. И… уснул.
-Я так и думал, — пробубнил Федор, волоча за собой плед.
Он не злился. Он укрыл Галю, поцеловал в нос и пошел по своим делам.

 

Сказка про Жирафика Галю №2

Как Галя с Зябой играл.

2

Снег падал с неба большими хлопьями. Это были вкусные хрустящие снежинки, и Галя бегал из стороны в сторону, стараясь поймать самые аппетитные и толстые снежинки.
Заяц Понч был одет очень тепло. Ему нравилось, когда на нем много свитерков, кофточек, теплая шубка и длинный вязаный шарф. Понч был похож на большой шар. Чтобы с ним погулять, Гале приходилось выносить Зайца на улицу и ставить на возвышение. Перемещаться Понч в такой куче одежды не мог. И не хотел. Ему было хорошо. Нос гулял на улице, а сам он был в тепле. Можно было наблюдать, как бегает Галя и хрустит снежинками. Сам Понч не ел снег. Он не видел в этом ничего смешного. А если он не видел смешного в том, что делает, то он просто ничего не делал. Так ему было веселее.
— Меня кто-то кусает за ножки, — пожаловался Галя, пробегая очередной раз перед Пончем в погоне за аппетитной снежинкой. – И за ушки! — прокричал Галя, бежавший уже в противоположную сторону. – И за носик…
Понч еле разобрал последние слова. Галя убежал вперед, но поймать и слопать снежинку ему не удалось. Его носик фыркнул на нее раньше, чем успел дотянуться язык и снежинка растаяла.
— Это Зяба, — со знанием дела сказал Понч.
— Кто? — не расслышал Галя и подошел поближе.
У Понча был так сильно намотан шарф, что он почти закрывал его ротик, и трудно было разобрать слова.
— Зяба. Тебя кушает Зяба.
— Кто это? — удивился Галя и стал смотреть по сторонам. Он никого не видел.
— Ты не знаешь Зябу?
— Нет… А почему он кусается, этот твой Зяба? И почему его не видно?
— Не видно-то не видно, зато чувствуется. Если вот так, как ты в одних гольфах и пледике носиться и есть снег, тогда Зяба мигом тебя покусает.
— Я не понимаю. Как может кусать тот, кого я не вижу. И летом меня никто не кусает. А на мне нет ни гольфиков, ни пледика…
— Зяба приходит, когда с неба падают снежинки. Если тебе холодно, значит тебя кусает Зяба. Меня вот никто не кусает. Попробуй прокуси столько свитерков и кофточек.
— А зачем он кусается? Это же больно, — Жирафик был расстроен. Когда он перестал бегать, этот Зяба, стал его еще сильнее кусать.
— А почему ты раздетый по улице бегаешь? — спросил в ответ Понч и спрятал розовый носик в шарф.
На Жирафика Галю смотрели два больших глаза Понча. Даже нет, один большой шар и два глаза. Если бы Галя не знал, что в шаре Понч, он никогда бы не догадался.
Галя побежал домой и оделся тепло-тепло. Пока Галя вернулся, Понч только успел повернуться в ту сторону, куда убежал Жирафик.
— Ну, все,— еле переводя дух, выговорил Галя. — Теперь меня тоже некуда кусать!
Понч одобрительно кивнул.
— А почему у тебя шапка только на одно ухо одета?
— Я с Зябой играть буду!
— Как это? С Зябой никто не играет.
— А он меня сначала пусть за одно ушко укусит, а потом я шапку переодену – и за второе укусит. Может, он поэтому и кусается, что с ним никто не играет. Я бы тоже, наверное, кусаться начал, если бы со мной никто не играл.

Галя убежал ловить снежинки, переодевая шапку с одного уха на другое. Пончу было хорошо. Он смотрел на Галю и тоже играл с Зябой. Как только Зяба начинал кусать его носик – он его прятал в шарф. А потом доставал. Но снег он все равно ловить не стал. «Пусть самый вкусный достанется Гале», — решил Понч.

Сказка про Жирафика Галю №3

Те самые ушки.

3

Жирафик Галя привычно сидел за столом и рисовал облака. «А чем мне еще заниматься, если этим не занимается небо», — решил Галя.
На небе и правда не было ни одного облачка уже две недели.
Галя рисовал старательно, особенно те облака, у которых были ушки. Длинные, коротенькие, пушистые и с кисточками.
«Ушки нужны, чтобы влюбиться, — рассуждал Галя. — Каждому – свои ушки. Вот посмотрит кто-то на небо, увидит подходящие ушки – и обязательно влюбится, а потом будет искать вокруг кого-то с такими же, найдет и они будут счастливы».
Его коллекция облаков была большой. Какие-то облака были зачеркнуты, какие-то чуть-чуть исправлены, а некоторые были нетронутыми.
К Гале зашел Заяц Понч. Понч любил шутить и выступал перед друзьями на всяких праздниках. Жирафик Галя очень любил хохотать над его шутками. Но когда Галя рисовал, ему было не до смеха.
— Почему у тебя облака зачеркнуты, неправильно нарисовал? — хотел пошутить Понч.
— Нет. Они уже были, — коротко ответил Галя.
— Как это – были? — не понял Понч.
— На небе были. Если я вижу такие же облака как у себя, я их вычеркиваю. Вычеркнуты, значит уже были.
— Зачем?
— Чтобы небо не путалось! Чтобы те облака с ушками, которые уже были на небе, не встретились дважды и двое не влюбились в одни и те же ушки.
— А рисуешь ты что?
— Новые облака. Чтобы небо знало, каких еще не было, — Галя удивлялся как это можно не понимать.
— И как ты их передашь небу? — продолжал сомневаться Понч.
— Очень просто. Я их вешаю на окно, и небо видит, каких облаков не хватает.
— А те, что исправлены? — Заяц Понч хотел во всем разобраться. Он был очень любопытным в те минуты, когда не шутил.
— Понч! Не мешай мне! У неба уже две недели нет ни облачка, я должен работать… У нас с небом еще много дел!
— Ладно, я понял… Сразу бы сказал, — Понч сделал вид что уходит, а сам уселся рядом с Галей и начал рассматривать нарисованные облака. Одному, с длинными белоснежными ушками он улыбнулся, а потом даже зажмурился.
Жирафик заметил, но ничего не сказал. Он догадывался, почему так жмурится Понч — скорее всего, это были те самые ушки…

Сказка про Жирафика Галю №4

Шедевр – это когда всё во всем!

4

— У свистулькиной свистульки свищет свист, свистит свисток! — выпалил Галя с порога Зайцу Пончу, который, как всегда вечерами, сидел дома, пил чай с печеньками и никуда не торопился. Засовывал целую печеньку в ротик и меееедленно потом пережевывал. Он так наслаждался.
— Ты ио? — спросил Понч с набитым ртом и крошки посыпались на стол.
— Не кроши самым вкусным! Крошки в печеньках самые вкусные, — осторожно заметил Галя. Встал посередине комнаты, выпрямился, подготовился и выпалил на одном дыхании:
— У свистулькиной свистульки свищет свист, свистит свисток! — Галя зарумянился и заулыбался. — Ну как?
У Жирафика горели глаза, и ему срочно нужна была оценка Понча – он в текстах был знаток и, несомненно, должен был оценить Галино произведение.
— Ты что? — переспросил Понч, вытирая крошки со стола, а потом и со всего себя. Они рассыпались повсюду.
— Это называется ШЕДЕВР! — торжественно сказал Галя и уселся прямо на пол. — Шедевр! Все во всем!
— Что в чем? Кто куда? Зачем почему? — Понч не понимал, о чем говорит Галя. Он был так старательно погружен в наслаждение вечернего поедания печенек с чаем, что не мог быстро перестроиться.
— У свистулькиной свистульки свищет свист, свистит свисток! — подскочил Галя с пола и глаза его от счастья стали влажными. — Это мой шедевр.
— Присядем, — предложил Понч.
Жирафик еле уселся от волнения. Понч взял в лапку большую сдобную печеньку, поставил поближе чай.
— Рассказывай, — сказал он и, запихнув всю печеньку в ротик, стал ее медленно пережевывать.
— Я изобрел шедевр! Это все вместе, когда… когда что-то одно может быть сразу чем-то другим и наоборот! Понимаешь?
Заяц отрицательно покачал головой.
— У свистулькиной свистульки свищет свист, свистит свисток! Понимаешь?
Заяц опять отрицательно покачал головой.
— Это же и считалочка, и песенка, и скороговорка, и загадка, и всё что хочешь!
— Шееедееевр, — протянул Понч, дожевав печеньку. — Ты Галя – настоящий молодец. Мне – нравится!
— И это главное! У свистулькиной свистульки свищет свист, свистит свисток! У свистулькиной свистульки свищет свист, свистит свисток! У свистулькиной свистульки свищет свист, свистит свисток! — Галя захохотал и захлопал в ладоши.
— И вправду — шедевр. Будешь печеньку? — предложил Понч Гале.
— Буду! — обрадовался Галя. — Только чур – крошки мои! Они в печеньках самые вкусные, — он улыбался.
— Твои, твои. У свистулькиной свистульки свищет свист, свистит… как там было?
— СВИСТОК! — радостно продолжил Галя.
Ему было важно, чтобы то, что они придумывал, нравилось его друзьям, а то зачем ему тогда что-то придумывать, если это не будет нравиться друзьям? Тем более Пончу. Он в текстах и считалочках был самый большой знаток.
— Завтра, когда будем играть в Радугу, будем пользоваться именно твоей… Твоим шедевром, — заверил Заяц, запихнул целую печеньку в рот и стал ее медленно пережевывать
— Обязательно! — Галя часто-часто заморгал, раздавил печеньку в блюдечке и стал есть крошки. Ведь крошки в печеньке были самыми вкусными.

Сказка про Жирафика Галю №5

Кто-то должен петь Макушкам.

5

— Лалала ииихи, — пел Жирафик Галя свою любимую песню.
— Лалала ииихи, — пропевал он, задрав голову к самым макушкам деревьев.
— Кому ты поешь?, — поинтересовался Пес Миклуша. Он как раз возвращался из круголесного путешествия. Есть кругосветное – это когда вокруг света путешествуют, вокруг всего мира, так сказать. Но это долго. Поэтому – круглолесное – вокруг всего леса.
— Лалала иииихи, — пел Галя так старательно, что из его носика полетели брызги. Он их быстро слизнул, ничего не заметив.
— Кому ты поешь? — переспросил Миклуша, вглядываясь в кроны деревьев, стараясь там кого-то разглядеть.
Жирафик Галя от неожиданности подпрыгнул. Он был очень увлечен и как всегда старался изо всех сил.
— Привет, Миклуша! Как путешествие? — он знал что Миклуша всегда или идет, или возвращается с путешествия.
— За-ме-ча-тель-но. Вот – тебя заметил. Шел домой, а тут ты кричишь на весь лес.
— Я не кричу. Я – пою, — Галя задрал голову высоко-высоко и что было духу пропел, — Лалала ииихи!!!
— Кому? Кому ты поешь? — не мог понять Миклуша.
— Макушкам!
— Макушкам? Что это за зверушки такие – макушки? Я таких не знаю, — удивился Пес. Он был путешественником и очень много знал.
Жирафик Галя расхохотался и из его носика опять полетели брызги. Он их стер лапкой.
— Макушки – это не зверушки! — хохотал Галя. — Макушки – это такие штуки на деревьях, на сааааамом верху, там, ближе к солнцу.
Миклуша задрал голову и стал рассматривать верх деревьев.
— Это вон те, тоненькие, что колышутся?
— Они не колышутся, а танцуют, — объяснил Галя. — Они мне танцуют, а я им пою. Вот смотри! Лалала ииихи!!! — пропел Галя и Макушки весело затанцевали. А Галя захлопал в ладоши и заулыбался.

Ветер перестал дуть и в лесу стало тихо-тихо. Откуда-то издалека доносилось пение Стрижа Васи. Деревья не танцевали.
— Чего это они?! — не понял Миклуша.
— Тсссссссссс! — Прошептал Галя. — Они уснули.
— Ого… Уснууууули, — шепотом протянул Миклуша вглядываясь ввысь.
– Наверное, и нам уже пора?
— Да. Пойдем домой. А ты мне по пути расскажешь про свое круголесное путешествие!
Они медленно брели по лесу. Миклуша что-то рассказывал шепотом Гале, а он тихонечко смеялся. По пути они собирали вкусную спелую землянику и делились друг с другом ароматными ягодами как настоящие друзья. А настоящие друзья всегда делятся самым лучшим — будь то истории или самые вкусные спелые ягоды.

Сказка про Жирафика Галю №6

Про Кисляк, который вызывает «жмурки».

6

Пес Миклуша возвращался с очередного путешествия. На этот раз это был околополянный поход. Он быстро шел прямиком к Гале, волоча за собой большой мешок.
Жирафик Галя заканчивал приготовление к игре в Радугу. Для этого нужно было всего ничего – ясная жаркая погода, садовый шланг с водой и друзья, которые вот-вот должны были прийти. Без друзей играть в Радугу было скучно и неинтересно.
— Ты первый! — обрадовался Галя Миклуше. Он был всегда рад друзьям и очень любил играть. — А что в мешке? Ты что-то нашел? Да? Да? Да?!
Галя бегал вокруг Миклуши, а потом не выдержал и начал его обнюхивать. Начал он с мешка. Миклуша всегда приносил с путешествия Гале какие-то подарки. У Жирафика была даже целая специальная полочка дома, где он ставил сувениры от друга. Там были всякие камушки, ракушки, красивые веточки и корешки и даже сливовая косточка. Миклуша сказал, что это было самым ценным, что можно было принести с того похода. Это были Галины богатства. Еще бы! Подарки от друга — с путешествий и в единственном экземпляре.
— В мешке «кисляк». Я его нашел на поляне и насобирал целый мешок.
— Ой… а я не знаю таких фруктов…
— Это не фрукты. Это листья. Они особенные – они вызывают жмурки!
— Листья? Особенные? Жмурки? Дай посмотреть!
— Их надо не смотреть, а жевать. На, — Пес Миклуша дал Гале листик. Тот сразу засунул его в ротик и начал жевать. Жирафик зажмурился.
— Кисло! — Жирафик жмурился и жевал. Ему было очень кисло и очень вкусно одновременно.

7

— Вот! И я говорю – кисляк. И жмурки вызывает.
— Ничего себе! А давай Понча угостим? Он скоро играть в Радугу придет, — Жирафик Галя всегда был рад чем-то поделиться с друзьями.
— Что вы тут едите? — Понч, оказывается, уже стоял рядом.
— Понч! Мы едим кисляк! Он вызывает жмурки! — быстро рассказал Галя.
Миклуша протянул листочек Пончу. Тот сразу заглянул в мешок и, взяв охапку, тотчас запихнул себе в ротик, чтобы медленно все прожевать. Медленно не получилось. Листья были настолько кислыми, что Пончъ вначале зажмурился, а потом его глаза стали огромными и оставались такими до тех пор, пока он быстро все не прожевал. Галя хохотал на всю улицу.
Пончу надо было отдышаться.
— Кисляк… Жмурки… Это щавель! Он для супа растет. Его так просто много есть… Не надо его много так просто есть. Если что-то для чего-то растет, значит для этого и использовать надо.
— Ага, — сказал Галя, схватил еще один листик, засунул в рот и зажмурился. — Я еще парочку.
— А мне, пожалуй, хватит, — решил Понч. Заяц всегда знал чего и когда ему достаточно.
— Что с ним делать будем? — спросил Миклуша.
— Суп! — однозначно сказал Понч. — Хотя… Парочку листиков надо оставить. Скоро придет Муравей Фёдор,— Понч загадочно улыбнулся и посмотрел на листья. — Вы тут пока играйте, а я пойду приготовлю вкусный щавелевый суп.
Понч знал толк во вкусностях. Ему все в этом доверяли.
Галя и Миклуша играли в Радугу. Пускали водичку из шланга высоко вверх против солнышка и, кто первый видел радугу, называл ее цвета. Им было очень весело.
— Суп готов! — Понч вернулся с большой кастрюлей и тарелками. — Пошли кушать!
Это был самый вкусный суп, который Галя когда-либо пробовал. Рядом с друзьями он казался просто невероятным. Миклуша нашел кисляк, Понч приготовил суп, а Галя кушал и нахваливал – все были счастливы.

Сказка про Жирафика Галю №7

День, за который нужно всех обнять!

26

«День, за который нужно всех обнять!» — Галя проснулся именно с этой мыслью. Он быстро умылся, почистил зубки, выпил стакан молока и побежал к Пончу.
Галя бежал очень быстро, чтобы успеть. «Если успею всех обнять один раз, надо успеть всех обнять и второй», — думал Жирафик.
— Понч! Просыпайся, Понч! — Галя тарабанил в дверь к Пончу что было силы.
За дверью что-то громко грохнулось. Потом застонало. Шаги приближались, и дверь, наконец, была открыта. Жирафик Галя тотчас обнял Понча, прижал его крепко-крепко и даже поцеловал.
Понч пытался вырваться, но это было бесполезно до тех пор, пока Галя не закончил.

— Что случилось? — Понч был слегка перепуган. Его колпачок, в котором он спал, сполз на глазки и он ничего не видел.
— Я пришел тебя обнять! — поделился Галя, поправляя Пончу колпачок.
— Замечательная идея, Галя, а нельзя было обнять чуточку позже, когда я… Ну, к примеру, проснусь.
— Нет! Иначе мы не успеем обнять всех!
— Мы? Всех?

9
Пока Понч задавал свои вопросы, Галя уже бежал с Пончем в руках по улице к домику Муравья Фёдора. Понч решил, что пусть лучше Галя бежит с ним, чем он будет бежать рядом с Галей. С утра Пончу было трудно представить себя бегущим к домику Феди, а вот представить бегущего Галю было несложно.
— Фёдор!!! Фёдор!!! Фёдор!!! — Галя кричал очень громко, чтобы Фёдор его услышал. Он его слышал, даже стоял напротив, но Галя был слишком увлечен, чтобы его заметить. Понч был внимательнее и, будучи схваченным в охапку Галей, висел прямо над Муравьем.
— Галя бегает и всех обнимает, — предупредил Понч.
Пока Галя кричал, Фёдор подошел к ножке Жирафика и крепко его обнял. Галя почувствовал объятия и посмотрел на ножку.
10— Фёдор! Как я тебе рад! И Понч тебе рад! — Галя взял Понча в лапки и выставил в знак доказательства вперед. — Представляешь, мы пришли тебя обнять, а тут ты сам нас обнимаешь!

— Представляю, — с улыбкой ответил Фёдор и подмигнул Пончу. — Теперь мы должны бежать к Миклуше! И как можно быстрее, пока он не отправился в поход.
Галя схватил Понча и Фёдора и побежал к Миклуше. Миклуша стоял в дверях с широко раскрытыми лапками.
— Идите все ко мне, я вас обниму! — сказал Миклуша.
Они все обнялись крепко-крепко. Жирафик Галя смотрел на Миклушу и не понимал.
— Откуда ты знал, что мы бежим тебя обнять? — спросил Галя.
— Ты каждый год в этот день бегаешь и всех обнимаешь, — ответил Миклуша, тыкнув пальцем в свои записи. Миклуша вел дневник.
Галя еще раз всех обнял. А потом третий и четвертый, и еще много раз. Это так важно, когда друзья все вместе и их можно обнять. Особенно Галя обнимал Миклушу, который всегда помнил важные для Гали даты.

Сказка про Жирафика Галю №8

Учимся летать.

На улице с утра шел дождь, что совсем не расстраивало Понча. Он занимался дома уборкой, медленно вытирал везде пыль, поправлял накрахмаленные хрустящие салфеточки, расставлял все по своим местам, хотя все и так стояло на своих местах. Это он для профилактики.
Понч любил дождливую погоду. Особенно когда никуда не надо было идти. Вот если к тебе кто-то придет в дождь – это одно, а самому – тут надо было много раз подумать, разве что к Гале. У Гали всегда были вкусные печеньки.
На крошечной кухоньке у Понча было светло и уютно. Возле рукомойника и, соответственно, посудомойника висело сразу семь полотенец. Одно для тарелок, другое для ложек, третье для кружек, четвертое для носика, пятое для лапок, шестое для фруктов. А седьмое на всякий случай или для гостей.
Понч как раз подпрыгивая смахивал пыль с часиков на стенке, когда его подтяжки зацепились за один из крючков.

25
Перед Пончем открылся весь простор кухоньки. Он мог делать что угодно – махать руками, болтать ногами, но крючок держал его.
— Я повис, — сообщил вслух Понч всей мебели. Больше дома никого не было. И, самое обидное, что он никого и не ждал.
Понч стал размахивать руками изо всех сил, надеясь, что крючок оторвется и он окажется на свободе. Но нет. В его доме все было сделано основательно и качественно. Крючок не оторвался.
В кармане у зайца была вкусная печенька, спрятанная на «потом» от самого себя. Понч достал ее, посмотрел, вздохнул и целиком засунул ее в ротик, а потом стал медленно пережевывать.
В окне показались два маленьких рожка, потом ушки, а потом к стеклу прилип влажный большой носик.

23
— ЖАЖА!, — прокричал Понч с полным ртом и расплевал печеньку по всему полу. Он очень быстро зашевелил лапками в разные стороны, надеясь, что Галя его заметит.
Галя его заметил. Через стекло он наблюдал странную картину — посреди кухни Понч машет полотенцами и… летит! Сомнений не было – Пончъ находился минимум в десяти сантиметрах от пола. Изо рта Понча в разные стороны летели крошки, а глаза были очень большими, и смотрели прямо на Галю.
Галя присел под окно. «Понч умеет летать… Он, наверное, только учится, поэтому не рассказывает, а я увидел его секрет и… А он, наверное, сюрприз готовил… Что же теперь делать?» — Галя был очень расстроен.

11

Понч был расстроен не меньше. В отражении окна он прекрасно видел, как он выглядит со стороны и был уверен, что Жирафик Галя подумает все что угодно, кроме того, что он просто повис. Полчаса было тихо, Заяц уже чуток подустал и начал засыпать, вися на крючке. Ему было вполне хорошо, тем более он уже поел. Понча разбудил шлепок в окно. Это был Галя и его носик. Важно отметить, что шлепнулся о стекло именно носик. «Опять разводы останутся…», — подумал Понч. Глаза Гали блестели. Галя поднял сначала одну руку – там было полотенце. А потом вторую – там тоже было полотенце. Жирафик торжествовал. Он тоже решил учиться летать, как это делает Понч. Когда Понч научится, ему обязательно будет нужен друг, с которым он полетает. И это будет Галя. Заяц улыбался. У него были замечательные друзья.
Галя вбежал к Пончу на кухоньку и поцеловал.
— Я тоже буду летать, как ты! — сообщил Галя.
— Это ты здорово придумал. Только ты не мог бы меня пока снять, а то я немного устал от полета.
— Конечно! — Галя бережно поставил Зайца на пол. Он был в крошках от печенек. В крошках был и стол, и стульчики.
— Спасибо. Ты, Галя, пока полетай, а я порядок наведу, — предложил Понч.
— Договорились! — Галя улыбался. Он расправил полотенца и…
В общем, пока Понч вновь наводил порядок, Галя летал по всему дворику, радостно размахивая полотенцами. Он успел навестить Муравья Федора и Собачку Миклушу, даже слетать домой за новой порцией печенек для Зайца. Когда Понч закончил, а Галя устал, они сели пить вкусный чай и кушать Галино угощение.

Сказка про Жирафика Галю №9

Пичалька напала.

Пес Миклуша бежал изо всех сил. Он бежал к Муравью Федору. Федор раскладывал листочки клевера на скамеечке, чтобы высушить на зиму.
— Федя!, — Миклуша прибежал так быстро, что за ним поднялся целый вихрь, и Муравей еле успел поймать листочки, чтобы их не унес ветер.
— Феденька! Срочно! Там это! Там Надо! Там… — Миклуша не мог собраться с мыслями.
Муравей сбегал за стаканом воды. Пес выпил воду одним глотком.
— Феденька… Там…
Федор уже сам стал нервничать.
— Да говори уже!
— Просто там Галя… Он дома… — Миклуша все еще не мог отдышаться и говорил прерывисто и непонятно.
— Галя… Дома… Что случилось?
— Он это… Он – плачет!
— Так что ты стоишь! Побежали скорее к Гале! Ты что, его одного оставил плакать?!
-Нет, что ты! К нему уже побежал Понч, а я вот за тобой, — продолжал рассказывать Миклуша, пока они бежали к Гале.
12

Галя сидел на диванчике. Ушки были опущены, а из глазок капали большие слезинки. Большой носик был на удивление сухой и не блестел. Галя смотрел в пол и молчал.
Миклуша , Федор и Понч прибежали одновременно и также одновременно попытались войти в домик, но проход был слишком узким для троих. Первым пробрался Понч. Ребята остановились у порога. Галя всхлипывал и слезинки капали на пол.
— Что случилось? — спросили они хором.
Галя разрыдался еще сильнее.
Понч подошел к Гале и потрогал его носик.
— Все понятно, — сказал Понч. —На Галю напал Пичалька.
— Кто это? — заволновался Миклуша. — Ух я этого Пичальку то покусаю! Нечего нашего Галю обижать!
— Я тоже покусаю! — закричал Федор. — Выходи, Пичалька! Мы тебя кусать будем!
— А кусать некого, — неожиданно для ребят сказал Понч.
— Как некого? А Пичалька?! Ты же сам сказал, что это он Галю обидел! Почему Галя плачет?!
У Гали были красные глазки. Он их натер лапками, пока плакал. Он внимательно смотрел на ребят, но слезинок уже почти не было.
— Просто его давно никто не обнимал и не говорил, как сильно его любит… Не ПЛАЧЬ Галя, — Понч подошел к Гале и обнял Жирафика обеими лапками. — Мы тебя очень любим!
— П-п-правда? — всхлипывая спросил Галя.

13

— Конечно! Очень очень! — Миклуша подбежал к Гале и тоже его обнял. — Сильно-сильно любим!
— Очень-очень! Сильно-сильно! — подтвердил Федор и прыгнул к Гале на ручки.
Галя снова разрыдался, только носик его стал влажным и блестящим, а на щечках появился румянец.
— Чего это он? — испугался Миклуша. — Опять Пичалька укусил?
— Нет, — ответил Галя. — Это я от счастья! Вы такие у меня хорошие!
У Миклуши и у Феди тоже появились слезинки.
— Точно… Это от счастья, — подтвердил Федя.
Они сидели все вместе, рядышком, обнявшись, и были счастливы. Они смотрели, как через окно попадают лучики солнца. Только Понч, уткнувший свой носик в плечо Гали, не смотрел и тихонечко пару раз всхлипнул.
— Я люблю в-в-в-вас, — не поворачивая мордочки просопел Понч.

Сказка про Жирафика Галю №10

Волшебный листок.

Как обычно, после лета наступила осень. В «радугу» получалось играть все реже и реже – солнышко не светило так ярко, да и на улице было достаточно прохладно для игр с водой.
14Галя расставлял дома букеты из опавших листьев. Они были нарядные и такие разные! Красные, оранжевые, желтые, в крапинку, в полосочку, в общем — красота! К Гале постучал Пес Миклуша.
— Дорогой мой друг! — обрадовался Галя. — Ты заходи скорее! Я тебе покажу, какие я красивые букеты из листьев насобирал.
Миклуша вытер лапки и вошел. В глаза ему бросился шкафчик с несколькими полочками, на которых стояли сувениры и подарки от Галиных друзей. На отдельной полочке стояли подарки от Миклуши, которые он принес из путешествий или просто так – веточки, камушки, ракушки…

— Я тебе волшебный листок принес!
— Волшеееебный? Это с волшебного дерева? — Галя быстро заморгал от любопытства.
— Не совсем, — улыбнулся Миклуша и достал блокнот. Он открыл его на середине и вырвал двойной листок. Потом разорвал его пополам и половинку отдал Гале.
— Волшееееееебныыыый, — протянул Галя, взял лист и положил на полочку с Миклушиными подарками.
— Ты зачем его на полочку положил? Я же тебе еще не показал волшебство!
— А ты еще и показывать что-то будешь? — Галя очень обрадовался, схватил листик и вернул его Миклуше. — Показывай!
Жирафик уселся напротив друга, затаил дыхание и замер в ожидании.
— Смотри, — Миклуша взял листок, сложил его пополам, потом разогнул обратно. К изгибу примял один край листика, со второй стороны сделал то же самое, опять сложил и снова примял по краю. Потом перевернул, отогнул один край, затем второй, и радостно сообщил:
— Готово!
— Вот это да!!! — Галя аплодировал и широко улыбался. Он взял листок и поставил обратно на полочку.
— Спасибо, Миклуша! Мне понравился твой волшебный листок и то, что ты с ним сделал. Я так аккуратно никогда не смог бы его помять! Хочешь печенек?
— Печеньки прибереги для Понча, — улыбнулся Миклуша, — а листочек я не мял. Я его сложил, и ты его зря вернул на полочку, это еще не все.
— Как? Еще что-то? Только не кушай его, а то это очень-очень вредно.

24

Галя сбегал на кухню. Принес две печеньки, себе и Миклуше. Галя волновался. Он быстро скушал свою печеньку, а потом и Миклушину. Он же не хотел. Схватил поделку и вернул другу.
— Смотри, — сказал Миклуша, взял пальчиками за край поделки и легко запустил перед собой.
— Самолеееет!!! — Галя подскочил и побежал за самолетиком. — Это же настоящий, летающий самолет! Из простого листика… Ой, нет! Из волшебного!
Галя запустил самолетик перед собой и тот полетел. Он хлопал в ладоши и радовался.
— А я, а я смог бы сделать такой? Конечно, если бы у меня был тоже волшебный листик…
— На, — сказал Миклуша и протянул ему целый блокнот. — Вот тебе волшебные листики, а если не хватит, я тебе еще принесу.
— А Понч? — Галя замер в ожидании ответа.
— Пончу я еще не показывал. Так что можешь к нему бежать и подарить волшебный листок или даже несколько, — Пёсик похлопал Галю по плечу. — Только печеньки не забудь, к Пончу-то побежишь.
— Спасибо! Спасибо, мой дорогой Миклуша! — Галя поцеловал его и крепко обнял. — Я это… Я бы…
— Да беги уже, конечно, беги, — улыбался Миклуша вслед Гале, который мчался к Пончу показывать волшебный листок.

Сказка про Жирафика Галю №11

Колыбельная от кошмариков.

15Друзья досмотрели мультики и решили идти по домам. Муравей Федя сидел какой-то грустный, когда ребята расходились.
— Что случилось? — заметил Галя грусть в глазах у Феди.
— Ты не мог бы остаться? — украдкой спросил Муравей, когда Пёс Миклуша и Заяц Понч шумно болтали у дверей.
— Да-да, конечно, — сразу согласился Галя, не спрашивая «зачем».
— Галя, ты идешь? — поторопил его Понч.
— Вы идите, а я чуть-чуть задержусь, — сказал Галя ребятам.
Понч и Миклуша попрощались и пошли по домам.
— Феденька, что случилось? — опять спросил Галя. Он волновался.
— Понимаешь, Галя… В общем… — Федя никак не мог начать разговор.
— Феденька, расскажи мне, я никому-никому не скажу! — заверил Галя.
— Мне это… Кошмарики сниться начали, — признался Федя и заплакал.
— Не плачь, Феденька! Я знаю как тебе помочь! — Галя гладил Федю пальчиком.
— Правда? — Муравей посмотрел на Жирафика с надеждой.
— Да! Тебе нужна хорошая колыбельная на ночь и тогда все сразу пройдет!
— А где же я ее возьму? — вздохнул Федя.
— А я тебе на что? — заулыбался Галя. — Давай, ложись в кроватку, укрывайся поуютнее, а я тебе спою.
16Муравей лег в свою постельку, хорошо накрылся, а Галя сел рядом и запел тихооооонечко, ласково-ласково:
— Засыпай, милый друг, засыпай!
Пусть приснятся тебе в поле мышки,
Что листают красивые книжки,
Что листают смешные братишки,
Где рассказы про нас с тобой!
Засыпай, милый друг, засыпай!
Я закрою глаза своей лапкой,
Чтобы сон был волшебный и сладкий,
Чтобы сон был счастливый и гладкий,
Где гуляем мы вместе с тобой!
Засыпай, милый друг, засыпай!
Федя заснул улыбаясь. Галя тихонечко поднялся и пошел к дверям, он хотел было погасить весь свет, но не стал. Оставил маленький ночничок в углу комнаты, прикрыл дверку и потихонечку пошел домой. Улыбался и напевал:
— Засыпай, милый друг, засыпай!
Пусть приснятся тебе в поле мышки,
Что листают красивые книжки,
Что листают смешные братишки,
Где рассказы про нас с тобой!
Засыпай, милый друг, засыпай!
Я закрою глаза своей лапкой,
Чтобы сон был волшебный и сладкий,
Чтобы сон был счастливый и гладкий,
Где гуляем мы вместе с тобой!
Засыпай, милый друг, засыпай!

Сказка про Жирафика Галю №12
Все добрые слова – волшебные.

Было раннее утро, настолько раннее, что еще не проснулось ни солнышко, ни птички. Скорее даже это было еще не утро, а глубокая ночь.

17
Пончу не спалось и он ходил по квартире, медленно и размеренно, из комнаты в кухню. Пока он шел на кухню – ему очень хотелось скушать печеньку. Когда он шел обратно, он ее съедал и отправлялся обратно на кухню. Ему было хорошо. Этим делом Понч мог заниматься круглые сутки.
По пути на кухню он остановился возле входной двери. Ему показалось, что он что-то услышал. Понч подошел поближе и прислушался. Заяц отчетливо слышал, что кто-то нюхает дверь. Снизу вверх. Снизу вверх. Если снизу дверь нюхать мог кто угодно, то так высоко — только Галя.
Понч открыл дверь и Жирафик от неожиданности рухнул на Зайца.
— Привет! — Галя радостно смотрел на Понча, на котором лежал сверху.
— Привет, Галя, — выдавил из себя Понч.
— Я пришел тебе рассказать удивительное открытие!
— Я так и подумал. Наверно ты открыл «силу притяжения»?
— Нет!
— Тогда слезь с меня и помоги встать.
Галя уже и забыл, что они упали, настолько был увлечен своим открытием. Ребята прошли на кухню. Понч взял печеньку и сел на табурет. Запихнул печеньку в ротик и стал пережевывать. Этот ритуал означал, что Галя может говорить сколько угодно, а Понч будет его слушать.
— Удивительное открытие я открыл и удивился! — Галя смотрел на Понча очень внимательно и даже не моргал. — Каждое хорошее слово – волшебное! А если к каждому слову добавить слово «Хорошее», то все-все-все слова становятся хорошими, а значит — волшебными.
Понч проглотил печеньку и потянулся за новой.
— Например?
— Вот, например, слово «печенька» — оно же обычное, а если…
— Подожди, слово «печенька» — оно волшебное. Давай другое слово.
— Хорошо, — Жирафик поерзал на стуле. — Вот слово «стол» — оно простое. А если добавить к столу «хороший», то получится – «хороший стол»! А хороший стол – это уже волшебство.
— Удивительное открытие, — согласился Понч.
— А если взять,  к примеру, слово «табуретка» и добавить к ней «хорошая», то получится — хорошая табуретка!
— Потрясающе, хороший Галя, — одобрил Понч.
18Галя заулыбался еще шире и облизнул свой влажный носик.
— Что в сумочке? — спросил Понч, заметив, что у Гали на плече висит сумка.
— Я чуть не забыл! — спохватился Жирафик и достал большую стеклянную банку, закрытую крышкой.
В банке было пусто.
— Пустая закрытая банка?
— Ты что? Разве я принес бы тебе просто пустую банку? — Галя чуть было не обиделся.
— Это… Хорошо пустая, хорошо закрытая хорошая банка? — уточнил Понч.
— Да… Нет… Почти! Она хорошая, но не пустая! Я туда наговорил очень много хороших волшебных слов — специально для тебя! Если вдруг тебе понадобятся волшебные слова, ты откроешь банку и они у тебя будут! А потом я тебе еще туда наговорю и мы ее закроем.
— Хорошо. Очень хорошо! — Понч улыбался Гале. Он его очень любил. Потому что Галя был очень хороший, наверное, даже самый хороший из всех хороших.
Понч пошел провожать Галю к его домику. Галя превращал все слова в волшебные и радовался чудесам. Они по пути видели много обычных камушков и деревьев, но Галя их всех превратил в «Хороших».
Понч сидел в комнате и смотрел на банку. Он знал, что никогда не будет ее открывать. Потому что наличие такой банки уже было волшебством. С этими мыслями Заяц уснул, а солнышко как раз проснулось.

Сказка про Жирафика Галю №13
Это очень важно, когда по тебе скучают

19

— Ура! Понч! Пооонч! — кричал Галя, стоя в коридоре и подбрасывая Зайца все выше и выше.
— Что…
Заяц взлетел.
— Тут…
Заяц опять поднялся в воздух.
— Проис…
Понч коснулся ушами потолка.
— …ходит!!!
Понч коснулся потолка носиком и оставил влажную точку на побелке.

Галя поставил Понча на место и захлопал в ладоши,
— Это я тебе радуюсь! — объяснил Галя. — Я по тебе соскучился!
— Мы не виделись всего день, — засомневался Понч.
— Мы не виделись с тобой аж целый день! — поправил его Галя. — Целый, долгий, с утра-до-вечерний день! А до этого даже ночь! Но ты мне снился, так что не страшно, — Галя улыбался и гладил Понча по голове. — А ты по мне тоже скучал?
— Конечно. Правда, вот, подбросить тебя не смогу, а так да — скучал.
— Это очень-очень важно! Очень-очень! Не только скучать, но и говорить о том, что ты скучал. Тогда теплее и уютнее. Понч…
28— Что?
— А можно я тебя еще немножко поподбрасываю? Я уж очень соскучился.
Понч поднял голову и посмотрел на потолок. Влажная точка посмотрела на Понча в ответ и даже, как показалось зайцу, подмигнула.
— Можно. Только давай… На улице.
Не успел сказать это заяц, как Жирафик Галя подхватил его на руки и выбежал на улицу.
— Ура! — кричал Галя, подбрасывая Понча. — Ко мне друг пришел!
— Что вы делаете? — спросил Миклуша, который направлялся в мимопрудное путешествие и шел мимо Галиного домика.
— По мне…
Понч взлетел ввысь.
— … Галя…
Уши зайца задорно развевал ветер.
— … соскучился…
Объяснил Понч как только была возможность приблизиться к земле.
— Миклуша! Ты когда вернешься, зайди ко мне, я как раз по тебе тоже уже соскучусь! — попросил Жирафик Песика.
— Хорошо! — согласился Миклуша и, конечно же, зашел. Потому что только Галя умел так скучать и радоваться своим друзьям. А это очень важно, когда по тебе скучают и тебе радуются. А еще важнее, когда тебе об этом говорят.

Сказка про Жирафика Галю №14

Этот рассвет я дарю тебе!

20

— Смотри!
Понч так перепугался, что чихнул пять раз подряд. Перед глазами Зайца открылась удивительная картина. Гладкое, как зеркало, озеро, в котором отражалось всего два пушистых облачка, которые плавали то ли в воде, то ли по нежно-голубому небу. Ниже, там, где вода соприкасалась с небом, а небо гладило водичку, просматривалась нежно алая полоска, которая начала расти, перемещаясь чуть вправо. Что-то большое и алое выныривало прямо из озера, прочерчивая на водичке прямую линию, которая медленно, но добиралась до кроватки, в которой сидел сонный Понч. Как его кроватка оказалась прямо в воде он не знал, но мельком взглянув на Галю вопросов не осталось. Галя смотрел на поднимающийся шар, а на его глазах отражались яркие росинки. Казалось, что Жирафик не дышал.
Яркий шар поднимался все выше и выше, пока совсем не вынырнул из озера и не осветил теплым светом салатовые берега, наполненные сочной травой. Они сидели в тишине и смотрели.
Понч повернулся к Гале. Слезинки бежали по щечкам Жирафика, но он улыбался.
— Этот рассвет я дарю тебе — с Днем рожденья, Понч!

Сказка про Жирафика Галю №15
У каждого из нас есть этот мир.

21

Вечер был нежаркий и было приятно находиться на улице. Галя смотрел на отражение в луже и что-то бормотал.
— Привет, — в луже отразилось еще одно личико. Это был Понч.
— Привет Понч, — отражение Гали поздоровалось с отражением Зайца.
— Ты грустишь?
— Я грущу.
— Зачем?
— Затем, что не понимаю.
Отражение Понча вопросительно смотрело на Галю.
Жирафик повернулся к Пончу и внимательно, что было силы внимательно, посмотрел ему в глаза.
— Почему в мире не может быть все хорошо?
Глаза Понча округлились.

— Что хорошо?
— Вот чтобы все было – хорошо. Всегда. У всех. Во всем. Почему так не бывает?
— Потому… — Понч смотрел на Галю и пытался собраться со словами. — Потому, что нужно равновесие между хорошим и плохим…
— Кому нужно такое равновесие? Почему не может быть всего этого равновесия между хорошим и очень хорошим?
Понч опять посмотрел в лужу. В какой-то степени он в ней сидел.
— Зайчик, скажи мне, а бывает мир, где все-все-все-все очень хорошо? Где никто не обманывает, никто не обижает и не предает? Где дружба – это всегда очень-очень здорово, а слова – это всегда обещания, которые нельзя нарушить?
22Понч внимательно посмотрел на Галю. Наверное так внимательно, как никогда не смотрел раньше.
— Есть такой мир.
— Где? Где такой мир?!
— Большой. Именно такой мир. Бесконечно огромный. Он в твоем сердце, Галя.
Галя замер. Он закрыл глаза и о чем-то долго думал. Понч молчал и смотрел на свое отражение в луже.
— Так получается, что таких миров много!
— Наверное …
— Точно! Я все понял! Это же так здорово! Оказывается, у каждого из нас есть такой мир! А когда мы рядом, они соединяются и становятся еще больше!
— Наверное, не у каждого…
— Как не у каждого?! У каждого, у каждого! Вот и у тебя, и у Миклуши, и у Федора. У каждого!
— Посмотри в лужу, — попросил Понч.
Галя уставился на свое и Зайчика отражение. Понч с любовью смотрел на Галю.
— Конечно, ты прав, мой добрый, любимый, хороший Галя. У каждого есть такой мир.
— И у тебя?
— У меня есть ты, а это вообще… целая галактика.

история создания сказок